ГлавнаяПрессаПубликацииИнтервью с Арамилевой Т.С. на радио России в программе Персона Грата

15 Январь 2014 Интервью с Арамилевой Т.С. на радио России в программе Персона Грата


 

Программу "Персона грата" ведёт Виталий Ушканов.

Должен вам сразу сказать, уважаемые радиослушатели, что охотничий опыт у меня минимальный, рыбацкий не намного серьёзнее. Но, даже ненадолго окунувшись в эту атмосферу, могу сказать, что это чрезвычайно увлекательно. Не даром говорят, что время, проведённое на охоте и рыбалке, в срок жизни не записывается.

Президент Росохотрыболовсоюза Татьяна Арамилева – желанная персона в студии "Радио России".

В июне за Вас проголосовали, уже достаточно времени прошло. Что Вы считаете своей первоочередной задачей?

Т. Арамилева: Первоочередная задача – определение места общественных объединений охотников в системе охотничьего хозяйства страны. Нужно, чтобы наши власти определили, каковы полномочия этих организаций. Это могло бы быть воспитание охотников, обучение их культурной охоте и самому процессу. Сейчас охотник получает билет, ознакомившись с требованиями охотничьего минимума. Потеряна та практика, которая была в советское время. Тогда, если ты хотел стать охотником,  ты понимал, что должен обучиться процессу и знать сам предмет: технику безопасности, сезоны для отстрела разных видов, предпочтительные способы охоты. Эти основы давались в обществах охоты, там же сдавали охотничий минимум. Было два поручителя, которые несли ответственность за человека.

Я могу предположить, что сейчас многие получают единый охотничий билет, просто ради того, чтобы можно было показать его егерю в лесу. При этом он может делать, что угодно. Или я не прав?

Т. Арамилева: Да, в чём-то Вы абсолютно правы. Но я хотела бы дополнить. Сегодня билет выдаётся по заявлению. Если у вас нет судимостей, вы дееспособны, можно написать заявление, и отказать не имеют права. В течение пяти дней они должны выдать этот билет. В заявлении вы написали, что ознакомились с требованиями охотминимума, никто вас не проверяет. Но после этого вы получаете право на приобретение гладкоствольного нарезного оружия. Ради этого многие получают охотничий билет. Нет экзамена и нет барьера, любой может стать охотником. И что самое парадоксальное – нет единой базы данных охотничьих билетов по Российской Федерации.

Не секрет, что в нашей стране много людей, которые считают, что охота – это безобразие, что это жестоко, что это ужасно, что нельзя стрелять в зверя. Они были бы счастливы, если бы отстрел был запрещён. Почему его не запрещают?

Т. Арамилева: Я бы обратилась к следующей фразе, которую получила в наследство от своего отца: "В охотничьем хозяйстве запрет  означает заброшенность". Человек уже давно стал составной частью природы. Сегодня у нас происходит изменение среды обитания животных и кормовой базы, поэтому говорить, что мы не должны изымать ту пенку, которая образуется сверху кувшина, было бы ошибочно. Что получается, если популяциями животных не управлять и не стремиться к тому, чтобы их численность была оптимальной? Мы с вами имеем примеры, когда возникают различные эпизоотии, были случаи, когда тот же медведь нападает на людей. Бывает, что популяция размножается до такого состояния, что ей нечего есть, она сама себя изживает, начинается падёж животных. Всё это говорит о том, что управлять популяциями надо. Охотник является этим управленцем. Он не изымает всю популяцию, он отстреливает определённую долю, которая могла бы нанести вред. Я могу привести пример с пятнистым оленем в Приморском крае, который когда-то был внесён в Красную книгу. Сейчас его численность такова, что сейчас в лес невозможно войти. Там нет подроста, там парковые леса, нечего есть, зверь уходит. Начались проблемы у косули, там нет благородного оленя, даже кабан не выдерживает конкуренции. Я считаю, что мы должны сохранить биоразнообразие и позволить животным жить наравне с нами.

Полностью беседу с гостем слушайте в аудиофайле. или на сайте Радио России