О требованиях уплаты ежегодного годового сбора за охотхозяйственные соглашения

[ A+ ] Шрифт[ A- ]

    В результате неоднозначной трактовки государственными надзорными и контролирующими органами нормы пункта 4 части 4 статьи 27 Закона об охоте и приказа Минприроды России от 31 марта 2010 г. № 93 «Об утверждении примерной формы охотхозяйственного соглашения» сложилась парадоксальная ситуация, способствующая разрушению системы охотничьего хозяйства страны.

  Речь идет о принудительном взыскании в ряде регионов России с юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, заключивших охотхозяйственные соглашения (далее – ОХС), годового размера арендной платы за предоставляемые в аренду земельные участки и лесные участки и годового размера сборов за пользование объектами животного мира, указанных в тексте ОХС.   Из-за разночтений норм закона охотпользователей фактически принуждают дважды уплачивать одни и те же платежи.

   Начавшись с единичных случаев в 2017 году,  требования уплаты охотпользователями  «годового сбора» как снежный ком распространяются по стране. Например, в мае-июле 2018 года только в Саратовской области заявлено 36 исков, в Курганской области – 52 иска по взиманию средств с охотпользователей в качестве платы за охотхозяйственные соглашения, подобная ситуация складывается в Республике Татарстан и Магаданской области. Неоднозначность толкования нормы Закона об охоте и, в первую очередь, норм Приказа № 93 уже вызвало ряд судебных споров: №№ А37-2119/2016, А57-28712/2016.

  Между тем данная оплата не предусмотрена Налоговым кодексом РФ, иными нормативными документами в сфере финансов. Код бюджетной классификации (КБК) для перечисления средств по ежегодной оплате заключенного охотхозяйственного соглашения отсутствует. Механизмы взимания данной платы и представления отчетности по данным сборам отсутствуют. Администратор доходов по ежегодной оплате не определен.

   Минфин России в ответ на запрос Росохотрыболовсоюза выразил свою позицию по ежегодной оплате и считает, что указание в охотхозяйственном соглашении (п. 4 ч. 4 ст. 27 Закона об охоте) величины годового размера арендной платы за предоставляемые в аренду и расположенные в границах охотничьего угодья земельные и (или) лесные участки и годового размера сборов за пользование объектами животного мира носит информативный характер и не может служить дополнительным финансовым обязательством. При этом Минфин России в целях устранения неоднозначного токования и применения положений Закона об охоте рекомендовал Минприроды России внести соответствующие изменения в Закон об охоте и в форму охотхозяйственного соглашения (Приказ № 93), уточняющие статус платежей и порядок их уплаты в рамках законодательства Российской Федерации – письмо от 29.12.2017 № 19-03-052888629.

Росохотрыболовсоюз в очередной раз обратился в профильное министерство по вопросу «двойной платы» — письмо от 23.07.2018 № 2-448.

Один из охотпользователей Магаданской области, при консультативной и правовой поддержке Росохотрыболовсоюза, обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой о проверке конституционности пункта 4 части 4 статьи 27 Закона об охоте. Жалоба находится на изучении судьями, Дело № 7031/15-01/2018. — скриншот с официального сайта Конституционного Суда.

Предлагаем всем нашим объединениям и иным охотпользователям в случае судебных разбирательств по вопросам платы заявлять Росохотрыболовсоюз в качестве третьего лица.