О ветеринарно-профилактических и противоэпизоотических мероприятиях

[ A+ ] Шрифт[ A- ]

Мы неоднократно сталкиваемся с ситуацией, когда конкретная правоприменительная практика органов Россельхознадзора распространяет обязательность Ветеринарно-санитарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов (далее – Правила)   на деятельность охотпользователей.

Также Россельхознадзор, интерпретируя пункты 1.4 и 2 Перечня ветеринарно-профилактических и противоэпизоотических мероприятий по защите охотничьих ресурсов от болезней, утвержденный приказом Минприроды России от 10 ноября 2010 г. № 491 (далее – приказ № 491), необоснованно и неправомерно делегирует на пользователей животным миром (охотпользователей) обязанности по оборудованию специализированных мест разделки и обработки добытых диких животных и созданию условий для утилизации и уничтожения биологических отходов.

При этом невыполнение положений Правил и Приказа № 491 является основанием для привлечения охотпользователей к административной ответственности.

Следует отметить, что Россельхознадзор, в соответствии с Положением о нем, и его территориальные органы не обладают контрольными и надзорными функциями в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов.

Верховный Суд Российской Федерации своими решениями подтвердил, что в Правилах и Приказе № 491 не содержится указания о возложении на охотпользователей обязанности по созданию специализированных мест разделки и обработки добытых диких животных, по созданию ими условий для утилизации и уничтожения биологических отходов.

Решения Верховного Суда Российской Федерации:

Таким образом, возложение уполномоченными органами на охотпользователей обязанности создавать в охотничьих угодьях специализированные места разделки и обработки добытых диких животных неправомерно.