Государственный мониторинг – есть ли у него будущее? (о действиях Росохотрыболовсоюза в части государственного мониторинга и учета охотничьих животных)

[ A+ ] Шрифт[ A- ]

     4 июля 2019 года (письмо от 04.07.2019 № 1/80 приложение 1 приложение 2) Росохотрыболовсоюз обратился к Министру природных ресурсов и экологии Российской Федерации Д.Н.Кобылкину с просьбой разработать и создать  понятную систему мониторинга охотничьих ресурсов и прозрачный механизм определения лимитов и квот добычи охотничьих ресурсов. Отсутствие ясного понимания порядка осуществления мониторинга охотничьих ресурсов – это давно наболевшая проблема,  решение которой прямо увязано с определением квот добычи для охотпользователей.

   Росохотрыболовсоюз не один год, к сожалению, безуспешно, показывал  недостатки и порочность созданного Минприроды России порядка осуществления учетов охотничьих ресурсов, утверждения неапробированной, разработанной без мнения ученых и практиков-охотоведов на основе паралогизмов (ложных умозаключений) методики учета (как завуалировано в приказе № 1 – методика мониторинга методом учета!!!), согласования лимитов и квот изъятия охотничьих ресурсов.

   Хронология действий Росохотрыболовсоюза по вопросам учета и мониторинга, краткий анализ правоприменения приказов Минприроды России по вопросам государственного мониторинга приводится приложениях к вышеуказанному письму.

   Еще раньше – 13 марта 2019 года  мы просили (письмо от 13.03.2019 №1/41 ) Министра  вынести обсуждение проблемы осуществления государственного мониторинга  охотничьих ресурсов, определения лимитов и квот добычи на заседание Совета по охоте при Минприроды России.

   На сегодняшний день состоялось  3 совещания под руководством  директора Департамента  государственной политики и регулирования в сфере охотничьего хозяйства А.А.Филатова, два – под руководством заместителя Министра Е.В.Пановой.

  Минприроды России предлагает дополнительно к методике зимнего маршрутного учета (которая должна претерпеть существенные изменения)  утвердить еще три учетные методики, внести изменения (считаем их косметическими) в приказы № 963, 344, 138.

   По нашему мнению, это попытка еще больше «зарегулировать» деятельность охотпользователей, которые и сейчас не понимают, каким образом они участвуют в системе государственного мониторинга и участвуют ли вообще, куда поступают сведения, представленные ими уполномоченным органам в соответствии с Приказом № 344.

    При этом Минприроды России не просчитало риски сложившегося положения с проведением учетных работ, с использованием полученных результатов учетов, с имеющейся коррупционной составляющей, с кошмариванием охотпользователей со стороны всех контролирующих и надзорных органов, не сказало – какая предлагаемая им методика осуществления государственного мониторинга наиболее государственная.

  Существующие риски (с нашей точки зрения) прилагаются.

   Практика нашей работы показывает, что   дублирование вопросов осуществления государственного мониторинга объектов животного мира в двух законах (О животном мире и Об охоте) и полное отсутствие понятия  учета охотничьих ресурсов в Законе об охоте и обязанностей охотпользователей, являются основой противоречивой правоприменительной практики созданной с 2010 года правовой базы.

   Закон об охоте содержит ясные, на первый взгляд,  принципы, в том числе  — квота добычи охотничьих ресурсов в отношении каждого закрепленного охотничьего угодья определяется в соответствии с заявками, представленными юридическими лицами.  Законом об охоте также предусмотрено, что «в случае несогласия … с установленной квотой добычи охотничьих ресурсов они вправе обжаловать соответствующее решение в судебном порядке».  Казалось бы, это исключает коррупционные моменты и защищает охотпользователя. На деле получается, что квоты могут  безосновательно снизить, а восстановить нарушенные права  в судебном порядке практически невозможно.

    Для нас очевидно, что продолжение  советской практики   «посчитать и разделить» всех зверей,  в условиях тотального регулирования каждого шага охотпользователя приказами Минприроды, ведет к «закошмариванию» охотпользователей и не приносит экономического эффекта. Складывается впечатление, что уполномоченные государственные органы не заинтересованы в экономическом развитии хозяйствующих в сфере охоты субъектов, в осуществлении достоверного учета численности охотничьих животных и их надлежащем хозяйственном использовании.

   Сейчас весь мониторинг сводится к подсчету лосей методом ЗМУ, к выполнению которого всеми правдами и неправдами привлекают охотпользователя.

  Полагаем, что на первом этапе необходимо создать систему мониторинга на основе действующего законодательства (просто исполнить положения законов о животном мире и об охоте, не выдумывая ничего нового) и установления квот добычи.

   Наши предложения прилагаются, в том числе о реализации переданного полномочия Российской Федерации по осуществлению государственного мониторинга охотничьих ресурсов и среды их обитания (письмо от 07.08.2019 2-4/91 с приложениями ).

  Дополнительно размещаем презентацию о проблемах осуществления государственного мониторинга охотничьих ресурсов и пути их решения.